Главная Статьи О породе "Ротвейлер"

О породе "Ротвейлер"

Характеристика породы.
Возможности использования собак для нужд государства во многом определяются уровнем организованного любительского собаководства. Всё возрастающие потребности народного хозяйства, особенно Армии и органов ГУВД, в служебных собаках накладывают на клубы и кинологические общества особую ответственность в деле разведения и совершенствования служебных качеств собак.
Основной породой, используемой в нашей стране, является немецкая (восточноевропейская) овчарка. Однако нехватка собак в армии, пограничных войсках заставляет изыскивать дополнительные резервы. Один из путей здесь - расширение породного состава, что давно практикуется в зарубежных странах. Помимо немецкой овчарки в армиях и пограничных войсках зарубежных стран широко используется ротвейлер. Теперь эта порода достаточно распространена и среди любителей-собаководов нашей страны.

Используя работы таких известных за рубежом кинологов, как, Х. Корн Д. Найманова, Л. И. Доброрука, М. Сизаровский, Г. И. Шваровский, М. фон Ульрих, Г. Хаберхауффе и др., попытаемся пристальнее взглянуть на породу ротвейлер, ее длительную, а порой драматичную историю, наложившую отпечаток на ее облик и духовный склад.

...Ротвейлеры ведут свое начало от древних пастушьих собак догообразного типа, известных с античных времен.

Познакомиться с различными породами, культивируемыми римлянами, можно на мозаичных римских картинах 180 г. н. э. До сих пор находят хорошо сохранившиеся останки собак в местах бывших крепостей и заваленных римских колодцах.

В Европу родоначальники ротвейлеров попали со вторгшимися римскими легионами. Точно установить начальный период распространения этих собак нереально, однако можно утверждать, что история породы насчитывает более 2 тысяч лет.

Противоречивость доступных источников и недостаточность сведений о ротвейлерах дают пищу для разных толкований назначения этой породы у римлян. Известно, что они использовались не в качестве военных собак, а как погонщики крупного рогатого скота, выполняющего роль живого мяса для римских легионеров, но, вероятно, этим не ограничивалось применение ротвейлеров, ибо такое узкое их использование представляется нецелесообразным.

Письменные источники римских военных теоретиков и военачальников свидетельствуют о том, что часть провианта несли сами солдаты, а остальное добывалось на оккупированной территории, что характерно для всех армий. Римский историк Корнелиус в своих летописях и книге о поражении римской армии при нападении на Германию в XIV в. н. э. указывает, что особенность этого похода состояла в том, что боевые действия приходилось вести в условиях труднопроходимых дорог и болот. В такой ситуации абсурдным представляется перегон скота пропитания 10-тысячной армии.

Ситуация изменилась, когда оккупированные территории, присоединенные к Риму, стали сенатскими провинциями.

Великая Римская Империя была опутана сетью военных дорог и укреплений, одно из которых - Ротвайль - было возведено на пересечении дорог за Альпами в 74 г. н. э. С этим местом связано все дальнейшее развитие породы. Именно отсюда следует вести отсчет собственной истории ротвейлеров, как собак - погонщиков скота и как собак, несших защитно-караульную службу.

Благодаря выгодному географическому расположению Ротвайль быстро растет, становится крупным центром по продаже скота. Успехи в торговле привели к тому, что уже в VIII в. он был провозглашен свободным римским городом. Здесь регулярно проводились ярмарки-продажи крупного рогатого скота и, разумеется, что при этом использовалось большое количество собак.

Работа ротвейлера была очень тяжелой: сгонять скот и охранять его; наводить порядок в стаде и укрощать свирепых быков; сопровождать хозяина в одиноком, полном опасности пути, охранять и защищать его добро,

Вскоре ротвейлер становится излюбленной собакой торговцев скотом и мясников, использующих ротвейлеров для охраны своих лавок.

Привязанность гильдии мясников к ротвейлерам послужила поводом для возникновения другого, параллельного названия породы - "немецкая мясницкая собака", длительное время бывшего синонимом официального названия ротвайльских собак. Доверие хозяев было так велико, что перед тем, как отметить удачную сделку в трактире, они надевали на шею собаки кошель с выручкой: И ни один смельчак не решался покуситься на набитую золотом мошну. Это и неудивительно: требования к силе, злобности и бойцовским качествам собак были очень жесткими, иначе ротвейлер не дошел, не пробился бы к нам через столетия своего существования. Именно отсюда, с берегов реки Некар, ротвайльские мясницкие собаки попали в дальние местности и страны. "Они вынесли,- по выражению Г. Корна, - далеко за пределы своей швабской родины не только название места происхождения, которое стало их собственным именем, но и высокую репутацию своих рабочих качеств и славу своих владельцев!".

Так, много веков назад в результате слияния пришлых собак с местными появилась большая группа особо ярко выраженных животных, которых современная кинология рассматривает как готовые породы. Конечно, неверно представлять, что те римские собаки имели облик современного ротвейлера. Появившийся особый вид собак можно определить как удачный результат слияния лучших качеств римских боевых псов, местных пастушьих собак и широкомордых британских и нидерландских бульдогов.

Единого мнения среди кинологов по этому вопросу нет. Например, полвека назад Р. Штребель считал убедительным только римское происхождение ротвейлера и посему ставил эту породу в один ряд с английским кур-догом, истринской овчаркой и с осуждением говорил о возможных примесях бульдожьей крови. Г. Корн считает, что для наиболее точных определений и выводов совершенно необходимо принимать во внимание также и интеллектуально-психические свойства духовного склада собаки, которые, особенно при определении родства отдельных пород и их общих предков, часто дают более определенные и убедительные моменты, чем экстерьер и анатомия,

Исходя из сходства ротвейлера с другими догообразными собаками, и прежде всего с немецким боксером, по характеру, можно объяснить встречающееся внешнее сходство в облике. Такой редкий рецидив, как склонность к определенной "широкоморлости" ротвейлера, хотя и нежелателен, но для исторических экскурсов весьма показателен.

М. Сизаровский (1985) оставляет открытым вопрос: до какой степени мог ротвейлер в то время быть в родстве со старым типом боксера - буленбейстером. Ведь в Чехии, Германии, Баварии и в самой Вюртембергской области такие боксеры использовались в качестве мясницких собак и погонщиков скота.

Рассматривая вопрос о родстве с другими догообразными собаками, следует вспомнить и о большой швейцарской овчарке "аппенцельнер зенненхунд". Вспомним, что уже в XIII столетии торговые операции швабских скотопромышленников охватывали не только прилегающие области, но и соседние государства. Перегон скота на крупные рынки Ротвайля наиболее интенсивно осуществлялся из Вюртембергской области и из Швейцарии.

Сходство ротвейлера со швейцарской пастушьей собакой делает, по мнению Д. Наймановой (1983), вполне вероятным предположение, что в свое время их скрещивали между собой. Соглашаясь с этим, немецкие исследователи Г. Шваровский и М. Ульрих (1983) относят ротвейлеров к той же группе, что и швейцарских собак, в частности из-за почти одинакового окраса. М. Сизаровский в качестве доказательства близкого родства с альпийскими овчарками также ссылается на окрас, который имели предки ротвейлера между XIX и ХХ столетиями, и на появление иногда у щенков ротвейлеров белых отметин на груди, лапах и морде, как у аппенцельнера зенненехунда. Таким образом, по происходящему иногда расщеплению признаков (в данном случае окраса) удается со временем установить, что в формировании ротвейлеров принимала участие определенная порода. Мнению вышеназванных авторов предшествует вывод Л. И. Доброруки (1967), который доказывает, что ротвейлер, как и швейцарская пастушья собака, относится к числу пород, сл
ожившихся на основе собак, использовавшихся когда-то римскими легионерами для охраны стад. Швейцарцы имеют много общего с ротвейлерами и в поведении: у них развиты способности к караульной службе, защите и травле, высоки бойцовские качества.

Вышесказанное позволяет сделать вывод, что ротвейлер, как порода, является продуктом сложного межпородного скрещивания многих догообразных собак древности. Его прямое родство с большой швейцарской овчаркой несомненно. Так же имеется определенная степень генеалогической близости и со старым типом немецкого боксера - буленбейстером.

Но эти и другие собаки лишь обогащали собственно ротвайльскую собаку, определенный ярко выраженный тип которой появился в Германии вслед за боевыми колесницами римлян.

Так каков же он, римский сторожевой пес, обретший вторую родину на земле Западной Европы?

Чтобы понять это, необходимо сконцентрировать внимание на специфике породы. Ведь с точки зрения собаковода-любителя нет крайней необходимости подробно знать происхождение породы. Его, скорее, интересуют ее свойства и особенности. Часто эти свойства в стандарте недостаточно точно описываются, иногда описания нет вообще, что является недостатком многих породных стандартов.

Характеризуя непосредственно ротвейлера, кинологи единодушно отмечают высшую степень надежности ротвайльской собаки, обусловливаемую его мужественной, самобытной натурой. Тот, кто однажды узнал ротвейлера, оценил в нем прежде всего преданность, твердость характера, могучий боевой дух и бесстрашие в схватках. Эти свойства натуры, заложенные в качестве незыблемого фундамента в начальные периоды создания породы, трудно поколебать даже не очень умелым воспитанием.

Другой основополагающей чертой характера ротвейлера является добродушие. Он, если так можно выразиться, всегда в хорошем настроении.

Темперамент ротвейлера можно назвать средним по интенсивности и, соответственно, ротвейлер ведет себя в семье и дома, на улице и в обществе спокойно и невозмутимо: не лезет в драку, не лает попусту. Ротвейлер не навязчив, в его характере нет ничего беспокойного или порывистого. Коварство или фальшь, а тем более униженность, ему чужды. К неприятностям он относится твердо, бесстрашно, стоически.